ФЭНДОМ


Письмо Хельги Править

Замок Вольфенштейн,

Падерборн

02.01.1946

Мой дорогой Рейнхольд!

Я хочу поведать тебе одну тайну. Тайну, что касается древних королей и сакральных знаний. Но прежде...

Ты умеешь подобрать такие слова, что согреют женское сердце, мой дорогой Рейнхольд. И благодарю тебя за вино - оно было превосходно. Надеюсь, ты знаешь, какое удовольствие я получаю от нашей переписки, пусть мы уже и расстались. Может, это и к лучшему - ведь с тех пор ты открылся мне с совершенно новой стороны. За все годы, что мы были вместе, я никогда не знала тебя таким. Возможно, ты просто не можешь открыть свое сердце женщине, если не вовлечен с ней в романтическую связь? Так или иначе, я сейчас просто завалена работой, и до конца года ситуация вряд ли изменится. Чувствую себя ужасной занудой, но, увы, я вынуждена отклонить приглашение: я не смогу погостить в твоем флорентийском поместье. Но, как только разберусь с делами, я тотчас с тобой свяжусь, обещаю!

Теперь что касается тайны... Замок Вольфенштейн подкидывает нам сюрприз за сюрпризом. Помнишь, в прошлом письме я писала, что мы обнаружили тайные покои короля Оттона? А теперь я нашла дневник, написанный рукой самого короля! Я перевела эти заметки - и, боже мой, Рейнхольд, это просто фантастика! Я, разумеется, и раньше была хорошо осведомлена о жизни Оттона - ведь я его прямой потомок, - но даже не предполагала, что он питал столь ярый интерес к оккультным наукам. Как и я! Видимо, это семейное.

Это пристрастие овладело им после смерти его супруги, Эдит. Вероятно, он тяжело переживал утрату. Такие подробности меня, конечно, мало волнуют, но вот что меня действительно заинтриговало, дорогой Рейнхольд, так это записи короля о пергаментах, попавших к нему в ходе некоего происшествия в Стамбуле. Речь там шла по большей части о сложных алхимических изысканиях. Что еще удивительнее, именно после этого король начал строить боевые машины, с помощью которых расширил границы своей империи. Можешь себе представить, как это подстегнуло мое любопытство! И я решила выяснить, какие еще королевские сокровища может хранить эта земля.

Недавно я отправила экспедицию в расположенный неподалеку отсюда город Вульфбург. Сейчас я завершаю необходимые приготовления, чтобы выехать туда и лично руководить операцией.

В любом случае, надеюсь скоро тебя повидать!

С любовью,

Хельга

Письмо Лотти Править

Тому, кто это прочтет

Меня зовут Лотти Коль.

Меня арестовали по приказу Хельги.

Пожалуйста, разыщите в Вульфбурге моего отца.

Его зовут Роберт Коль.

Он библиотекарь.

Скажите ему, Хельга исследует оскверненную церковь.

Прошу вас, это очень срочно.

Скажите ему, что я его люблю.

Письмо аль-Бируни Править

Фрау оберштурмбаннфюрер!

Мы обнаружили письмо, датируемое X веком и написанное на двух языках - новоперсидском и древневерхненемецком. Автор - персидский ученый по имени аль-Бируни. Я подготовил перевод немецкого варианта, но зная, что вы владеете многими языками, я прилагаю также оригинальный текст на новоперсидском.

Готтфрид

Его величеству королю Оттону!

Дорогой друг, я пишу вам по поводу продолжения работ над утолщенными цепями, изготовление которых вы нам поручили. Я пересмотрел свои расчеты. Раньше я исходил из предположения, что на цепи будет оказываться постоянное равномерное давление, как в случае с большими подъемными мостами или тяжелым горным оборудованием. Новые параметры, которые я вам высылаю, рассчитаны в соответствии с дополнительными указаниями, которыми снабдил меня ваш полководец Афзуд. Он потребовал переделать цепи таким образом, чтобы они могли выдержать спонтанные рывки в триста лошадиных сил.

Мои подчиненные пребывают в недоумении и настаивают на том, что столь большие цепи попросту негде и не в чем использовать. Я велел им придержать язык, если они не хотят лишиться работы, однако, признаюсь, я и сам не возьму в толк, для чего вам понадобились столь монструозные цепи. Что может обладать такой силой? Что вы хотите столь надежно приковать к земле?

Если вы не желаете раскрывать эту тайну, я понимаю вас и уважаю ваше решение. Но, быть может, вы могли бы поделиться со своим старым другом хотя бы намеком?

Ваш друг,

главный инженер Абу Рейхан аль-Бируни

Письмо Ингрид Править

Дортмунд,

Северный Рейн-Вестфалия

6 января 1946 г.

Руди, мой милый мальчик...

Как же мне хотелось, чтобы в это Рождество ты нашел время навестить свою старушку-мать... Но, может, у тебя были дела - откуда мне знать?

Когда ты был маленький, ты был такой послушный мальчик. Такой хороший сын. Я всегда считала - пожалуй, стоило сказать тебе об этом раньше, - что мне с тобой несказанно повезло. Я знаю, отец порой бывал с тобой суров, чересчур суров, но ведь теперь все это уже в прошлом, правда? Не нужно об этом вспоминать. И кроме того, я ведь всегда была рядом, чтобы промыть и залечить твои раны, так что с твоей стороны нечестно винить меня за то, что он делал. Он просто хотел научить тебя дисциплине, и иногда, если говорить откровенно, ты этого заслуживал. Как правило, ты был послушным, но иногда мог вести себя очень, очень гадко, когда на тебя находило это твое мрачное настроение. Я уверена, ты понимаешь, почему отцу приходилось браться за ремень.

Мой дорогой сын... Ты помнишь, как тяжело мне пришлось после смерти твоего отца. Я была вынуждена отослать тебя к твоим кузенам во Франкфурт. Ну а теперь ты сделал карьеру в СС, и я подумала - может, ты вышлешь мне денег? Мне нужно совсем немного, сынок. Эта сумма облегчила бы боль женщины, которой приходится стареть в одиночестве.

Твоя любящая мать

Ингрид

Письмо Софи Править

Берлин

Сентябрь, 1937 г.

Любовь моя!

Оконные стекла дребезжат от порывов холодного ветра, что беснуется снаружи. Я сижу здесь, пишу это письмо, а сама думаю: чем ты сейчас занят? Готовишь репортаж, за которым охотился? Я знаю, тебе тошно работать журналистом под властью рейха. Если тебе кажется, что единственный выход - покинуть страну, я последую за тобой куда угодно. Может, в Англию? Кажется, у тебя там были друзья.

Да, я тоже по тебе скучаю. Я бы солгала, если бы сказала, что не лежу по ночам с открытыми глазами, думая о тебе. Порой я просыпаюсь и краснею при воспоминании о лихорадочных снах, в которых ты мне являлся. Я и сейчас краснею от одной только мысли об этом. Как мне хочется, чтобы ты сейчас оказался рядом. Чтобы я могла коснуться тебя. Ощутить тепло твоего тела.

Погода в Берлине намного холоднее, чем должна быть в конце сентября. Город меняется. Каждый день я слышу за окном грохот их сапог. Подумать только - столько больших бед из-за одного маленького человека... Мне страшно за нашу страну.

Вчера мы с Анной решили сходить в кино. Когда сеанс закончился и мы вышли на улицу, за нами увязалась группа ребят из "Югенда". Один из них, оказывается, читал мою колонку в газете, и он решил, что ему не нравится мой тон (или я сама). Они нас преследовали, выкрикивали нам вслед всякое... всякие гадости. Но, как они ни старались, им не удалось нас запугать. Мы не позволим себя запугать.

Не волнуйся, любимый. Мои друзья меня оберегают. Рядом со мной всегда кто-то есть. Кто-то, кому я могу доверять.

Не могу дождаться, когда же ты вернешься домой.

Со всей любовью,

Софи

Письмо Уэсли Править

УСО

Управление Секретных Операций

Лондонский штаб

Пиппе Шеперд

Саксвил-роуд 54

Лондон

Дорогая Пиппа,

Пожалуйста, прими мои искренние извинения за пиво. Неджентльменский поступок с моей стороны, должен признать. Чтобы искупить свою вину, могу неделю стирать твое белье. Или, может быть, пригласить тебя на ужин? Могу и то и другое! Когда со всей этой войной будет покончено. Может быть тогда.

Всегда твой,

Уэсли

Письмо Шрайнера Править

Главпочтамт СС,

Берлин

08.03.1946

Хельга!

Приказом генерала Вильгельма Штрассе я уполномочен взять под наблюдение ваш проект по королю Оттону. Как вы, полагаю, знаете, генерал уже давно интересуется этим проектом. Он ожидал, что ваша работа быстро принесет плоды и позволит нам получить некое тактическое преимущество над силами союзников, однако вы до сих пор не предоставили никаких результатов!

Поскольку нам с вами уже доводилось работать вместе, я осведомлен о ваших талантах: это ведь вы обнаружили рукописи в Стамбуле, сыгравшие ключевую роль в создании новых боевых машин для генерала Штрассе. Тем не менее мне начинает казаться, что ваше внимание сместилось с первостепенных приоритетов на... скажем так, удовлетворение ваших личных прихотей.

Поэтому я решил отправиться в Вульфбург и проверить, на что вы тратите деньги своей дивизии.

Ожидайте моего скорого прибытия.

Штурмбаннфюрер Эммерих Шрайнер

Письмо Катрин Править

Аннетт, дражайшая моя подруга!

Я не могу представить, как буду жить без тебя. Почему мы родились в это время, в этом месте? Люди вокруг такие ограниченные, грубые, злые. Они твоя полная противоположность.

Мне так хочется побыть с тобой рядом. Как прошлым летом, когда мы ходили на реку. Я помню запах твоих волос, помню теплоту твоих объятий. О, Аннетт... Между нами как будто пролегла пропасть. И с каждым днем, что мы пребываем в разлуке, она только ширится.

Мама сказала, скоро за вами придут нацисты, и всю вашу семью выселят. Она за тебя переживает, но говорит, что поделать ничего нельзя. Я не могу понять, почему.

Разве мы с тобой не можем просто взять и убежать? Разве ты не можешь забраться ко мне в окно и увести меня за собой в ночь, как в тех книжках, что мы с тобой читали?

Люблю тебя,

твоя Катрин

Письмо Гельмута Править

Юлия, любимая моя дочь!

Пишу это письмо в надежде, что смогу вручить тебе его самолично. Боюсь, этому не бывать.

В то утро столько месяцев назад... Мне было так тяжело с тобой расстаться. Я надеюсь, ты поймешь. Прости меня. Но на мне лежит долг перед Отечеством.

Я заперся в доме. Забаррикадировал все выходы, чтобы укрыться от чудовищ, которые рыскают снаружи. Еды хватит на несколько дней. Может быть, если будет на то воля божья, я выживу. Но вряд ли.

Эберхард взорвал каменную дверь динамитом. Это был кошмар. Одному из бойцов, Фрицу, упал на голову камень с потолка. А затем из разверзшегося прохода что-то начало просачиваться. Какой-то газ. Позднее той же ночью Фриц скончался от полученной раны. Я был с ним до конца. Уходя, я услышал ужасный вопль, а потом раздались крики врача, который должен был позаботиться об умершем. Я бросился назад - и увидел его! Фрица! Он стоял на ногах! А ведь всего за пару секунд до этого он был мертв, я в этом абсолютно уверен, дочка! Он двигался как-то странно, шаркающей походкой. Шел прямо на врача, протянув к нему руки, будто две клешни. Бедняга попытался защититься, но эта мертвая тварь попросту разодрала ему горло.

Я знаю, это звучит отвратительно, но я должен все записать. Ты уже взрослая, ты поймешь.

Мне и еще нескольким товарищам удалось вырваться оттуда. Один из ученых, участвовавших в экспедиции, объяснил мне, что этот газ представляет собой некий "биохимический агент". Он поражает мозг недавно умерших людей. Обрекает их на убогую "жизнь" после смерти, в которой у них лишь одна цель - нести смерть и разрушения. Этот ученый еще что-то говорил про то, как этот газ можно использовать в военных целях, но я перестал слушать. Несколько часов спустя он погиб.

Я по тебе тоскую, дочка. Я приложу все силы, чтобы выжить. Но даже если мне не суждено присутствовать при том радостном моменте, как тебя примут в Союз немецких девушек, знай: я всегда буду с тобой в твоем сердце.

Твой любящий отец

Гельмут

Письмо короля Оттона Править

Фрау оберштурмбаннфюрер!

Как вы и просили, прилагаю переведенный текст письма короля Оттона.

Готтфрид Винклер

"Оттон, милостью Божьей император Священной Римской империи, выражает достопочтенному Конраду, настоятелю Вульфбургской церкви, самое радушное приветствие.

В силу природы нашей проблемы и значительной угрозы, исходящей от... [неразборчиво]... я принял решение завершить изыскания в отношении рукописей из Константинополя. Я прекрасно понимаю, мой верный друг, как преданы вы были делу... [неразборчиво]... и дару, что вручил мне Господь. Но это новое создание - это просто исчадие ада. Я знаю, вы часто жаловались на то, что часть текстов отсутствует, но я подозреваю, что в действительности это сам Дьявол пытается завлечь нас на кривую дорожку. Мы не должны поддаваться его искушениям.

[весь следующий абзац написан неразборчиво]

Властью, вверенной мне Господом, я повелеваю сжечь все содержимое тоннелей. Уничтожьте все - ничто не должно уцелеть. После вас не должно остаться никаких следов, указывающих на то, что происходило в этих тоннелях. Все свидетельства о ваших... [неразборчиво]... в Вульфбурге необходимо ликвидировать. Сожгите карту комплекса. И если не удастся уничтожить... [неразборчиво]... тогда заприте хранилище, чтобы никто не смог туда проникнуть! [неразборчиво]... сожгите весь город дотла, если потребуется. Я отправлю к вам своих лучших людей, чтобы они оказали вам всяческое содействие.

Если кто-то узнает, чем вы там занимались, мой дорогой друг, я буду вынужден вас казнить, и... [неразборчиво] Сделайте, что я велю, а затем возвращайтесь в Падерборн. Я щедро вознагражу вас за труды и распоряжусь, чтобы вас назначили... [неразборчиво]"

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.